Global menu

Our global pages

Close

Attorney at law - friend to human. Interview with Agris Bitāns, Lauris Liepa and Ģirts Rūda

  • Latvia
  • Other

07-04-2011

Author: Ksenija Zagorovskaja

???, Nr.69 (3962), 07.04.2011.

8 апреля состоится общее собрание Совета присяж­ных адвокатов. Запланиро­ваны перевыборы руко­водства и вообще — начало новой жизни. О своей про­фессии журналистам «Часа» и «Диенас бизнесc» рассказали присяжные ад­вокаты Агрис Битанс (бюро Eversheds Bitans), Лаурис Ли-епа, (Liepa, Skopiņa/Borenius) и Гиртс Руда (SORAINEN).

Bceго в Латвии 1300 адвокатов (в Литве и Эстонии их боль­ше). Большая часть из них сконцентрирована в Риге и пред­ставляет собой большую интел­лектуальную силу, которая наме­рена играть в обществе более за­метную роль.

За что мы их не любим?

Опрос, проведенный недавно Советом адвокатов, подтвердил то, о чем они догадывались: люди к ним относятся плохо (такого мне­ния придерживались 36% опро­шенных). 75% уверены, что услуги адвоката дороги, и 33% считают служителей закона корыстными. (Тут адвокаты самокритично рас­сказывали анекдот: «На дверях адвокатской конторы висит объяв­ление: «Плата за ответы на два вопроса — 2000 латов». Клиент спрашивает у секретаря: «Почему так дорого?» «А какой второй во­прос?» — реагирует тот.)

Далеко не всегда негативные выводы основаны на личном опы­те. Даже наоборот — те, у кого были защитники, о них лучшего мнения, нежели те, кто судит со стороны.

Оно и неудивительно, говорят адвокаты и бросают камешек в огород журналистов. Ведь вра­чей, например, показывают по те­левизору после удачных опера­ций в образе спасителя жизней. Адвокаты же, как правило, появляются в кадре, когда на их кли­ентов надевают наручники.

Часто адвокатов идентифици­руют с теми, кого он защищает — убийцами, ворами, коррупционе­рами. Удар по престижу профес­сии нанесло и «дело Зыкова». (Стрелявший в кинотеатре, как известно, собирался сдавать эк­замен на присяжного адвоката.)

— Но ведь мы просто делаем свою работу. Очень важную и не­обходимую, — говорит Лаурис Лиепа. — И если в один прекрас­ный день адвокатов не станет, по­садят всех...

Далеко не всегда и далеко не все обвинения подтверждаются. «Выбивание» показаний — увы! — не изжито даже в странах с большим стажем демократии.

Один против всех

Адвокат всегда в оппозиции к государству, и оно тоже против него. Потому что благодаря адвокатам рассыпаются на скорую ру­ку состряпанные обвинения, которые иногда используются для оказания давления на человека так же, как и арест.

— И как с этим бороться? — поинтересовался «Час».

— Нужно добиваться ответ­ственности государства за невер­ное решение.

Особую актуальность этой проблеме придало т. н. талсинское дело, когда суд обязал пожарноспасательную службу за­платить 100 000 латов компенса­ции родственникам погибших по вине пожарных. Парадокс: рас­ставшись с этой суммой, ведом­ство окажется банкротом — ведь средства на подобные цели в бюджете не предусмотрены.

Впрочем, виновато не аб­страктное государство, а чинов­ник, который из-за некомпетент­ности или корысти обвинил неви­новного. И если бы каждый знал что за служебную ошибку ответит латом из собственного кошелька, то уж, наверное, он работал бы, как го­ворит Жванецкий, тщательнее...

Для правосудия важно единое понимание законов всеми его служителями. Поэтому по настоя­нию Совета адвокатов планиру­ются общие курсы повышения квалификации для судей, проку­роров и адвокатов.

Совет адвокатов добивается у Минюста, чтобы на домашней страничке были доступны реше­ния по всем, а не только отдель­ным делам, как сейчас, что дало бы незаменимый материал для анализа.

Чтобы разгрузить суды, Совет адвокатов предложил: рассмат­ривать т. н. малые дела (в первую очередь о взыскании долгов за коммунальные услуги) не более чем в двух инстанциях и прово­дить процесс в письменном виде.

Речь идет и о введении услуг конфликтующим сторонам найти компромисс без помощи суда. Древний мудрец Конфуций говорил, что тот, кто идет в суд, уже ошибается, сказал Лаурис Лиепа. Гиртс Руда подтвердил: прежде чем прибегать к хирургии, нужно испробовать все терапев­тические средства. И прикинуть, что разумнее — плохой мир или добрая ссора... Потому адвокаты и проводят курсы юридической грамотности, на которых учат основам состав­ления договоров.

Прежде чем на­чинать дело и совершать сделку, стоит потратить час и несколько десятков латов на юридическую консультацию. Это окупится мно­гократно. Но разве вам, адвокатам, выгодны компромиссы между сто­ронами? Если нам удается уладить дело миром, то эта лучшая рекла­ма для фирмы. Нет ничего доро­же хорошей репутации.

Закон + этика

Совет адвокатов — высшая ин­станция для защитников. Туда мож­но жаловаться на совершенные ими нарушения. И даже если буква закона соблюдена, но страдает этика, то это повод для разговора, который оказывается действенным воспитательным средством.

Строго говоря, адвоката нельзя считать представителем клиента. Он действует (или должен дей­ствовать) лишь в интересах зако­на. И если клиент обманывает, то адвокат должен остановить его. И если шансов выиграть процесс нет, то надо так прямо и сказать...

Адвокаты — самозанятые ли­ца, и они сами устанавливают це­ны на свои услуги, договариваясь с клиентом. Кризис внес свои кор­рективы: цены не то чтобы снизи­лись, но стали фиксированными.

В дни адвокатуры, которые по аналогии с днями нотариусов бу­дут традиционными, можно полу­чать бесплатные консультации. Почти каждое бюро ведет не­сколько дел за минимальную це­ну или даром — если видит, что совершается несправедливость или что клиенту нечем платить.

На юридическом факультете Латвийского университета клиен­тов бесплатно консультируют сту­денты (в рамках пройденного ими материала) — при поддержке опытных коллег.

...Почему священник и адвокат с давних времен носили черные мантии? — спрашивают адвока­ты. И сами же отвечают: потому что они сталкиваются с темными сторонами жизни, помогая другим найти выход из запутанной ситуа­ции.

Вместе — при взаимном дове­рии — это сделать легче.




 



 

< Go back

Print Friendly and PDF
Subscribe to e-briefings